Ковчег Наше творчество

Ruda: Мелочи кошачьей жизни


Автор: Ruda

Коты в моей жизни занимают, наверно, первое место. Не только свои - даже чужие. Они со мной разговаривают, я с ними тоже. И это не шизофрения, как в анекдоте - я на самом деле очень хорошо понимаю котов, лучше, чем людей. Мы с котами держимся обособленно, не пересекая установленные нами границы, соблюдаем установленные нами правила - видимо, поэтому у нас в отношениях всегда тишь да гладь.

Мелочи кошачьей жизни

Первое мое знакомство с семейством кошачьих произошло, когда мне исполнилось шесть лет. До этого я их воспринимала, как и всех животных. Завести дома кота не было возможности: мама по работе моталась из одного конца страны в другой, постоянного дома у нас не было, о домашних животных не могло быть и речи. Но в 78-79 году мама на какое-то время осела главным зоотехником фермы в Сумах - и тогда появился Мурза.

Мурза из Украины

История его появления немного трагична. Это был полудикий котенок, которого родила совершенно дикая кошка от сиамского кота. Папочка Мурзы отличался бешеным нравом, кусал и царапал всех, даже свою хозяйку. Через полгода после появления Мурзы на свет папашу его пристрелили в связи с подозрением на бешенство, хотя мама считает, что виной была не болезнь, а жуткий характер кота. Мамаша почти в то же время погибла в драке с собаками - собакам пришлось весьма не сладко, но их было больше. А Мурза, тогда еще безымянный котенок, прибился к звероферме и приспособился тырить комбикорм у пушных зверей из клеток. Занятие это не благодарное - редкий кот сунется в клетку к норке, потому что реакция у этого зверя в разы выше, чем у кошек. Мурза совался, причем, даже матерые самцы побаивались крупного полугодовалого кота. Досталось Мурзе не от зверей.

Однажды пьяный сторож застал котейку за воровством собственной колбасы - и до полусмерти избил стальным прутом. Таким его и нашла мама.

Заживало на Мурзе все довольно быстро. Главное лечение - это кормежка. Он мог за раз съесть корма в два раза больше собственного веса - потом отваливался спать кверху брюхом на пару суток. Затем просыпался - и уходил на охоту. Домашним он не стал, но маму признал кормящей хозяйкой. А потом бабушка привезла в Сумы меня. Первое время мама очень боялась за меня. Как только я увидела это огромное черно-белое желтоглазое чудо, то сразу метнулась его тискать. Тискать! Мурза посторонних людей ближе, чем на два шага, к себе не подпускал. Стоило оказаться ближе - он тут же взвивался молнией, а его когти прицельно попадали в глаза посягнувшего на его личное пространство. Я же не только тискала: причесывала уши, надевала бантик на хвост, учила танцевать, держа за передние лапы. Но именно меня Мурза никогда не трогал. Единственный раз он оставил мне памятный шрам, когда был болен.

Несмотря на дурной характер, на ферме Мурзу ценили. Главными врагами зверофермы являются крысы и вороны: первые разносят заразу и тырят корма, вторые тырят корма и убивают новорожденных норчат. С появлением Мурзы поголовье этих вражин уменьшилось почти вдвое: вороны снимались со своих постов, стоило коту появился в поле их зрения, крысы вовсе пропали. Потому сотрудники фермы сквозь пальцы смотрели на привычку кота жрать комбикорм из одной кормушки с норками. Привычка эта осталась, хотя мама исправно носила ему домой этот же корм.

Спустя год выяснилось, что Мурза может не только охранять ферму, он еще и сбежавших зверей способен ловить. Занятие это весьма сложное, ведь норки - очень шустрые создания. Мурза легко справлялся, но кот - не собака, приказать ему нельзя. Захочет - принесет в зубах сбежавшую зверушку. Не захочет - ловите, люди, сами. Но приносил зверей часто.

Первое время у Мурзы случались конфликты с дворовыми собаками, но это быстро прошло. В отличие от своих почивших родителей Мурза был огромен, размером с мелкую дворовую собачонку. В отличие от дворовых собак он был слишком внимателен: пока свора лаяла, он внимательно следил за каждым движением каждой собаки. Подойти сзади и цапнуть его за хвост было невозможно: пытавшаяся сделать это собака всегда убегала, визжа и разбрызгивая кровь с морды, остальные начинали пятиться. И тогда у Мурзы включался режим берсерка: он начинал гонять собак, полосуя передними лапами любую часть тела псов, которая попадалась. Пара-тройка таких конфликтов - и все собаки предпочитали обходить сумасшедшего кота стороной.

Фотографий Мурзы не было - у меня тогда не было фотоаппарата. Рисунки - смотрите в моем фотоальбоме "Остановлю мгновение"

Продолжение следует.




 Открыть форму добавления комментария