Вкус странствий

Вкус странствий


Глава 1

Дверь в таверну распахнулась. На пороге стоял странник, одетый в покрытый пылью серый плащ и высокие кожаные сапоги. На голове у него была широкополая шляпа, почти целиком скрывавшая загорелое лицо. На левой щеке странника посетители кабачка могли рассмотреть глубокий шрам.
Мужчина прошёл к стойке и заказал эль. Он сел за пустующий колченогий столик и неторопливо потягивал напиток из большой кружки. Всем своим видом странник давал понять, что избегает суесловия и любопытных взглядов. Он снял шляпу, и можно было увидеть его уже немолодое, но очень красивое лицо с проницательными карими глазами, густыми бровями, крупным носом с горбинкой и полными чувственными губами. Длинные, с проседью, волосы ниспадали на воротник тёмной куртки, а пыльный плащ странник повесил на свободный стул рядом. Если мужчина и хотел сохранить инкогнито, теперь, после того, как он снял плащ и шляпу, это ему вряд ли бы удалось.
Один из местных жителей, парень в клетчатой рубахе и добротных штанах с карманами, проявлял неуёмное любопытство: он привставал со своего стула, чтобы получше рассмотреть чужака, говорил с соседом и кивком головы указывал на странника, что-то торопливо пояснял. Создавалось впечатление, что этот пустомеля и немолодой путешественник встречались раньше. Но ситуация доказала обратное – странник совершенно не реагировал на действия парня, продолжая невозмутимо пить свой эль, и, закончив одну кружку, тут же спросил другую.
Народу в таверне прибывало. Появились завсегдатаи – группа молодых весёлых людей в кожаных куртках и шляпах, а с ними – редкость для этого заведения – красивая женщина в длинном бордовом платье с кружевом. Её наряд так не вязался с грубыми нравами посетителей сего питейного заведения, как не сочетались с ними и её утончённые манеры. Судя по разговорам, женщина пришла с одним из молодых людей, высоким и худощавым Генри, сыном местного фермера.
Появление незнакомки в таверне «Три орла» произвело фурор. Только одинокий странник продолжал молчать, сидя за своим столиком и потягивая эль.
Между тем парень в клетчатой рубахе, а звали его Джон, как услышал путешественник из их разговора с соседом Ником, подошёл к его столику и уже хотел что-то спросить, но странник опередил его.
- Что заставляет вас думать, будто я ищу общества подобных себе двуногих? – резко начал он. – Я здесь не для того, чтобы тратить время на болтовню. Мой путь пролегает через горы, и в этой таверне я – просто случайный посетитель. Вы не узнаете моего настоящего имени, но можете называть меня Меченый, - путешественник указал на глубокий шрам на своей левой щеке.
- О чём же с вами тогда говорить? – недоумевал Джон. – Мне ваше лицо кажется смутно знакомым. Я сразу обратил внимание на вас, как только вы зашли в таверну. Мне мнится, что я видел вас здесь же, в нашем городке, прошлым летом. Вы были тогда не один, а с приятелем, седобородым мужчиной в таком же плаще, как у вас.
- Уверяю вас, Джон, вы ошибаетесь. Я впервые в Цветочной Долине. И меня не интересует фермерство. Но вот для того парня, - Меченый махнул рукой в сторону Генри, - это может оказаться интересным.
- Что? Для Генри? Да вы с ума сошли! – Джон раскатисто засмеялся. – Генри нисколько не интересуется фермой своего отца. А эта штучка, которая сегодня с ним, как вы думаете, кто она?
- Знать не знаю, и знать не хочу, - полупрезрительно процедил сквозь зубы Меченый. – Меня не волнуют женщины и их прелести. Я одинокий волк и держусь выбранного маршрута.
- Может быть, и зря, - заметил Джон, к середине разговора уже присев на свободный стул за столиком Меченого. – Это дочь самого богатого человека в Цветочной Долине. Её зовут Виолетта, и она сбежала от своего мужа. Тот наконец-то дал ей развод, и теперь Виолетта в поисках нового супруга. Генри – неплохой кандидат для неё, хоть и порядочный бездельник. – Джон подозвал официанта и заказал рому.
Тем временем Виолетта, прекрасно сознавая, какое впечатление производит её красота на окружающих, беззаботно болтала со своим новым ухажёром. Генри вился вокруг женщины, предлагая ей то свежевыжатый сок, то пиво или эль. Виолетта вертела носом и ограничилась мороженым.
Заметив на себе пристальный взгляд немолодого странника в тёмной куртке, сидевшего за столиком с Джоном – местным разгильдяем и балагуром – Виолетта кокетливо провела длинными пальцами по каштановым вьющимся волосам и слегка улыбнулась ему. Генри, почувствовав флюиды, возникшие между Меченым и его подругой Виолеттой, побледнел и развернулся к столику чужака.
- Эй ты! – бросил он резко. – Не смей разглядывать мою женщину! Это я тебе говорю! – с такими словами Генри встал и подошёл к Меченому. – Какого чёрта ты тут делаешь? Кто ты, вообще, такой?
Меченый невозмутимо продолжал пить. Закончив, он с безразличным видом глядя на фермерского сына, надел свой плащ и шляпу и прошествовал к выходу. Виолетта и Джон проводили его удивленными взглядами.
Меченый не хотел стать причиной разборок в местной таверне, поэтому его уход не был трусостью, но лишь тонко продуманным приёмом. Его не заботило, что скажут о нём посетители бара – боязнь пересудов уже давно не посещала его голову. Странник не дрожал за свою репутацию, ибо таковой у него не имелось, и в здешних краях он был просто пришлым, случайно показавшимся на горизонте малым, чьё присутствие в таверне, конечно же, вызвало определённые толки, но как только он исчез, о нём забыли.
Жизнь в таверне текла своим чередом, там разыгрывались спектакли, достойные пера Шекспира, с бурными страстями и тихими сценками, где были заняты местные жители.
Никто даже не заподозрил, что Виолетта, эта холодная и неприступная красавица, подруга и, как думало большинство, невеста Генри, на самом деле была знакома с Меченым. Вот чем объяснялись их долгие взгляды и напряжение, и флюиды – всё то, что возникает обычно между мужчиной и женщиной, если они были влюблены друг в друга.
Меченый не желал, чтобы о тайнах его сердца стало известно здесь, в «Трёх орлах», поэтому он, вооружившись дорожным посохом, продолжал свой долгий и трудный путь в одном ему известном направлении. Как уже упоминалось в беседе с балагуром Джоном, его дорога пролегала через горы. Меченый держал путь на север, туда, где высились заснеженные пики, перемежающиеся зелёными долинами с цветущей растительностью.
В одной из таких долин путешественник остановился на привал. Он развёл костёр, снял высокие сапоги и с наслаждением растянулся на траве. На ужин следовало бы поймать пару зайцев, в изобилии водившихся в этих местах, но странник медлил.
Воспоминания набегали то тёмной тучей печали и горечи, то светлым облаком радости и счастья. Меченый безотчётным жестом провёл рукой по шраму на левой щеке. В памяти всплыли события давно минувшие, когда он был ещё двадцатипятилетним парнем и дрался в неравном сражении с Верзилой – высоким и крупным бойцом из городка к югу от его родного селения, где, по слухам, таких, как Верзила, было великое множество. Поводом для боя между двумя парнями послужила репутация одной прекрасной девушки, в которую в то время Меченый был влюблён. Верзила вместе со своими друзьями пытался опорочить доброе имя девушки, а Меченый, чьё настоящее имя, к слову, было Натаниэль, старался восстановить нарушенное было равновесие. Во время боя Верзила неожиданно вытащил нож и полоснул Натаниэля по лицу. Вот как Натаниэль стал Меченым, а имя его и бойцовская слава начали греметь по всему краю.
С Виолеттой Натаниэль познакомился около трёх лет назад, когда она ещё была замужем и жила далеко от Цветочной Долины. Молодая женщина страсть как интересовалась всем необычным, а Меченый, боец со шрамом на щеке, внезапно появившийся в их городе, привлекал всеобщее внимание. Натаниэль не сражался за деньги, как это делали некоторые бойцы, да и бойцом-то его было назвать трудно. Так, перекати-поле, бродяга какой-то, хоть и симпатичный.
Виолетта неожиданно для себя влюбилась без оглядки. Порядком наскучившие отношения с мужем дали трещину, и их с Робертом брак не спасали ни длительные путешествия, ни деньги, заработанные им на бирже, ни букеты роз, которые он каждый день дарил своей супруге. Виолетта и смотреть не хотела в сторону Роберта.
Натаниэль, человек совсем другого круга, был для Виолетты чем-то вроде отдушины. Встречаясь с ним сначала непреднамеренно в гостях, а после – тайно, женщина удовлетворяла свою потребность в романтической любви. Меченый, как он себя называл, выходец из простонародья, но внутренне человек мудрый и эрудированный, не лишённый чувства такта, стал любовником Виолетты.
Их роман прекратился так же резко, как и начался. В один прекрасный день Виолетта не обнаружила и следа Натаниэля в городе. Он попросту исчез в неизвестном направлении. Это был его стиль, его почерк – влюбить в себя до умопомрачения и раствориться где-нибудь в лесу или в горах. Никто не знал, куда в следующее мгновение забросит его судьба. Не догадывался об этом и сам Натаниэль.
Вечер близился к закату. Путешественник достал из дорожной сумки одеяло, развернул его и расстелил под деревом. Потом удобно устроился и укрылся плащом. Воспоминания разбередили душу странника, но уже через несколько минут он спал ровным спокойным сном.
Глава 2
Натаниэль проснулся от того, что кто-то пристально смотрел ему в лицо. Путник резко вскочил с земли и рывком сел. В трёх метрах от себя он увидел женщину со спутанными светлыми волосами в длинном зелёном платье, которое некогда выглядело роскошным, а теперь поистрепалось от дорожной пыли. Женщина робко улыбнулась Меченому, продолжая в упор смотреть на него каким-то странным взглядом. Глаза у женщины были зелёные, миндалевидные, почти как у хищного зверя – только выражение этих глаз вселяло беспокойство. Так смотрят безумные или прорицательницы, ведьмы или прозорливые. Всё это Меченый прочитал на лице незнакомки за считанные секунды.
- Кто вы? Что тут делаете? – недружелюбно спросил он, досадуя на себя. Ещё никому не удавалось застать его врасплох во время сна. Но эта красавица…её лицо не было красивым в обычном смысле слова, черты его были скорее неправильными, но от глаз женщины исходил некий внутренний свет. И она совершенно точно знала, о чём думает Меченый.
- Я Приносящая Рассвет, - женщина заговорила необычайно низким голосом с хрипотцой, таким приятным и обволакивающим, что у Натаниэля по всему телу неожиданно побежали мурашки. – Ты спал крепким сном, Путник. Ты ищешь свою дорогу после всего того, что тебе пришлось испытать. – Прорицательница протянула к страннику тонкие руки с длинными пальцами, жестом указывая на его сердце. – Ты полон разочарования и обиды и бежишь сам от себя. Но ты нигде не можешь найти пристанища, Натаниэль.
Меченый едва ли не вскрикнул, когда из уст прорицательницы вырвалось его настоящее имя. Он ожидал от женщины чего угодно, но только не этого. Странник даже не спросил её, откуда ей известно это имя. Он просто молча смотрел на неё и слушал…слушал, забыв о себе и своих душевных ранах, забыв о своих шрамах и одиночестве.
Женщина продолжала:
- Натаниэль, ты идёшь по кривой дорожке. Ты бежишь от своей судьбы. Что заставляет тебя делать это? – ведьма читала в его душе как в открытой книге.
Меченый поднёс руки к сердцу и застонал от боли – нет, не физической. Он вспомнил об утраченной любви – не Виолетте, хотя её он помнил тоже. Меченый думал о Катрин, любви всей его жизни, от которой он добровольно отказался ради великой, как ему казалось цели. Спокойной жизни с любимой женщиной он предпочёл одиночество, дорогу и знания. Но такая жизнь, сухая и лишённая тепла, отняла у него способность чувствовать, и теперь сердце Меченого было выжжено дотла.
Всё это прорицательница видела и озвучивала мужчине.
Наконец Меченый заговорил.
- Благодарю тебя, Приносящая Рассвет! Я верю в то, что ты действительно принесла рассвет в мою душу, пропадающую во тьме одиночества и холода. Я искал знания, но нашёл лишь хитрость и злобу в людях, торгующих этим знанием. Мне пришлось отказаться от многого.
- Да, да, - прошептала Приносящая Рассвет. – Но сейчас всё это позади. У тебя ещё есть время, чтобы разыскать свою любимую. Не теряй ни минуты.
- Как тебя зовут на самом деле? И кто ты? – спросил Натаниэль. – Откуда ты так много знаешь обо мне? И для чего всё это говорила? Что ты здесь делаешь?
- Меня звать Катрин…
Натаниэль отшатнулся. Этого не могло быть. Не могло быть по определению. Его любимая, прекрасная и такая домашняя, совсем с другим лицом, и эта суровая прорицательница с безумными, но всевидящими глазами? Неужели он не узнал её?
- Это я, это я, твоя Катрин, - шептала женщина, протягивая к Натаниэлю руки. – Когда ты уехал, я стала искать знания, как и ты, и я нашла его. Я стала ученицей мага и вот…теперь я Приносящая Рассвет, видящая и знающая. И я проклинаю свой дар! Он не даёт мне спокойно жить, он гонит меня из деревни в деревню, он сделал меня полубезумной, ибо это очень тяжело – видеть души людей! Ты знаешь об этом не понаслышке, Натаниэль, ведь ты один из нас.
Меченый приблизился к Катрин и обнял её. Прорицательница не сопротивлялась, тело её обмякло в сильных руках странника. Полубезумные глаза вдруг сфокусировались на лице Натаниэля.
- Как же ты изменился! – только и вымолвила Катрин.
- Ты тоже очень изменилась, - ответил Меченый. – Расскажи мне, что ты делала все эти годы и как нашла меня.
- Я говорила тебе, что искала знания и мудрости. Первое время, когда ты ушёл, я была безутешна. Но время делает своё дело, расставляет всё по местам. Я встретила своего учителя, мага Рэя и стала его ученицей. Ты не слышал о нём в своих странствиях? Слава о маге Рэе гремела во многих краях…
- Да, слышал, - Натаниэль задумчиво смотрел на Картин. – И не только слышал, но и сам был его учеником. И ещё я был учеником некоего Маркуса, который сейчас уже покинул наш мир. А что до Рэя, то одно время мы очень тесно общались, я даже жил у него и его жены Марии в городке Южный на улице Роз. Там была так называемая «Волшебная лавка», магазинчик старинных и магических товаров. Там я впервые соприкоснулся с магией как она есть, включая вызывание духов и общение с эльфами. Мы работали по книге заклинаний, оставленной Марии Маркусом. Мария, хозяйка «Волшебной лавки», была подругой и соратницей мага Маркуса, а незадолго до моего прихода стала женой Рэя. Я не подозревал, что маги женятся. Видимо, Рэй женился по большой любви. Теперь мы с тобой – очень странная пара. Ты колдунья и прорицательница, а я странник с замашками мага. Я не могу назвать себя магом лишь потому, что не практикую уже очень давно. Да, я оставил магию ради странствий. И вот, встретил тебя. Как ты нашла меня?
- Это было легко, - отвечала Катрин. – Я следовала за тобой из таверны «Три орла», где на твой след меня навёл Джон, ты помнишь его?
- Этот болтун? – отозвался Натаниэль. – Вот уж не думал, что он догадается, куда я пойду.
- А он и не указывал мне точного маршрута. Я интуитивно знала твоё местонахождение, и мой инстинкт не подвёл. Я подошла так тихо, как только могла, этим утром, когда солнце ещё не встало, а ты крепко спал, устав с дороги.
- Я не думал, что кто-то может так легко и незаметно подкрасться ко мне во время сна, - Натаниэль был разочарован и даже сердит. – Похоже, я теряю свои навыки.
- Не беспокойся, - успокоила странника Катрин. – Всё дело в том, что маг Рэй научил меня особому шагу Силы. Я крадусь как тигр или пантера, неслышно, но в следующее мгновение я уже могу обезоружить противника.
- Ты ещё и сражаться научилась, ведунья Катрин? – удивился Натаниэль. – Теперь мы с тобой совершенно точно редкая пара.
- А мы всё ещё пара? – Катрин всем телом прижалась к любимому и заглянула ему в глаза. Там она читала только безграничную преданность и любовь, глубокую, как океан.
- Ты сомневаешься во мне? – Натаниэль поцеловал Катрин и укутал её в свой плащ и в одеяло. – Ещё холодно и рано, давай выспимся как следует перед следующим переходом. Ты ведь пойдёшь со мной?
- Конечно, милый, - Катрин устроилась на земле рядом с любимым, и спустя несколько минут оба уже крепко спали.
Натаниэль и его спутница проснулись, когда солнце было уже в зените.
- Мы спали непростительно долго, - Меченый укрылся от солнечных лучей плащом. – Давай умоемся в ручье, я разведу костёр и поймаю пару зайцев. Вчера я лёг спать голодным, но сегодня надо хорошенько поесть.
Катрин согласно кивнула и побежала к быстрому ручейку. Она с наслаждением погрузила в холодную воду руки и провела ими по лицу. Потом сняла платье и, нагая, целиком окунулась в ручей в том месте, где вода была чуть глубже. Натаниэль несколько мгновений завороженно смотрел на неё, а потом взял оружие и пошёл охотиться. Костёр уже пылал, потрескивая сухими ветками. Катрин подошла к огню и села, распустив длинные светлые волосы, так чтобы они могли высохнуть. Она выстирала в ручье платье и сейчас на ней не было ничего, кроме тонкой рубашки, которая никак не могла согреть прекрасное тело ведуньи. К счастью, пламя вскоре сделало своё дело, и Катрин разомлела от тепла. Платье её тоже высохло, и она оделась к тому времени, когда Натаниэль принёс тушки двух зайцев. Он зажарил их на костре, вскипятил воду и заварил чай из трав.
Странник и прорицательница плотно позавтракали, потушили огонь и отправились в путь. Натаниэль нёс свой дорожный мешок на плече, опираясь на посох, а Катрин, не обременённая ничем, кроме небольшой сумки, легко шагала рядом.
Впереди расстилались равнины и высились заснеженные пики. Куда держали путь наши герои? Это знали только они. Точнее, путь был ведом одному Меченому, ибо теперь, когда Катрин нашла его, она просто слепо доверилась ему, как доверяется маленький ребёнок своему родителю. А Меченый всё шёл и шёл по кочкам и тропинкам, временами подавая руку своей любимой, чтобы преодолеть особенно сложный участок дороги. Равнины уступали место густому лесу, а путь всё не кончался. Натаниэль и Катрин сделали несколько привалов, чтобы хорошенько отдохнуть. День сменял ночь, а ночь сменяла день, до тех пор, пока путники не увидели старинный замок, высящийся на горе. Увидев замок, Натаниэль облегчённо вздохнул – они достигли цели своего путешествия. Катрин всё это время пребывала в неведении относительно конечного пункта дороги, а теперь она радовалась вместе со своим проводником. Но здесь мы оставим наших странников, мой дорогой читатель, и на время обратимся к упомянутым в разговоре Натаниэля и Катрин магу Рэю и его жене Марии. Мы вернёмся к тому моменту, когда они ещё не были мужем и женой. Когда они ещё только познакомились. Но это уже совсем другая история. Как они связаны – эти две непохожих истории любви – одна – о встрече странника Меченого-Натаниэля и его подруги Катрин, и вторая – о любви мага Рэя и ведуньи Марии? Для того, чтобы понять это, обратимся к самому началу «Волшебной лавки». К тому моменту, когда Мария, женщина незаурядная и умная, приехала в некий городок, чтобы открыть там магазин редкостных товаров, который она назвала «Волшебная лавка».

Продолжение следует


Категория: ПрозаMandakini | Просмотров: 24 | Добавил: Mandakini Дата: 18.02.2020 | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Имя *: