Ковчег Наше творчество

Проза Lex. ч. I


Автор: Lex

Собиратель глаз

Полнолуние и сырость. Доктор Рестрейл возвращался в своё жилище, квартиру без соседей – единственное место, где он мог чувствовать себя по-настоящему свободно. Жалобливые взгляды пациентов и насмешливые – коллег заставляли его играть роль славного малого, дурачка, который всем мил и который нравится. Такие нужны в обществе, и таким был Рестрейл в глазах тобщества. От этого он сильно уставал, его часто посещало раздражение и глупые мысли о гадости мира тупых людей. Вот бы уничтожить их всех! Но он был всего лишь доктором. Он сильно устал после работы, как всегда и бывало, и сейчас хотел только побаловать желудок и уснуть в мягкой кровати в чём пришёл. Что ещё нужно для счастья на сегодняшний день?

Вокруг неестественно тихо. Наш герой втянул голову в плечи и боязливо всматривался в округу – как бы из-за угла не вышла тень, не блеснул нож, не пролилась кровь, не лишиться бы, в конце концов, какого-нибудь органа. Но никто не появлялся. Улица была пустынна, и капанье с крыш было беззвучным, будто сквозь одеяло. Как во сне или перед сном, когда мозг из последних сил бодрится, но сон уже одолевает его и может частично вторгаться в реальность.

Доктор Рестрейл представляет из себя худого, но румяного мужчину лет тридцати, с бородкой, всегда усталыми глазами и вздёрнутым, будто кем-то деформированным носом. Его волосы под беретом кое-где потеряли цвет, но преимущественно были чёрными, как перья у ворона. На Рестрейле новое пальто – он купил его вчера, в свой выходной, но не заметил, что полы слишком длинны. К знакомой портнихе он его отнести не успел – в этот день она сама отдыхала. С ней у доктора был роман, и закончился он словами: «Будь ты проклят, чёртов Рестрейл!». Но потом они помирились, и с тех пор наш герой постоянно пользовался её профессиональными услугами. Других услуг холостому доктору портниха оказывать не хочет.

Но Рестрейл носит это пальто последний день. Потом он, облаченный в смокинг, опустится под землю, в тамошнюю вакханалию. Но об этом далее. Завязке же конец.

***

Мимо Рестрейла проплыла мусорная урна. И вдруг он услышал шёпот сзади: «Не смотри вверх!». Крышка урны едва сдвинулась – но это могло померещиться доктору, - и Рестрейл испуганно оглянулся назад. Сзади было пусто, и по сторонам не обнаружилось никого, кто мог бы подкрасться к доктору и шепнуть ему прямо в ухо. Рестрейл пошёл дальше, браня свою сонливость. Но любопытство взяло верх. Доктор посмотрел вверх.

Сквозь небо цвета ночного моря светит размытым светом лампочка луны. Остроконечная крыша дома, точно стрелка, указывает прямо на неё.

Рестрейл помассировал виски, и из его горла раздалось тихое ругательство. Чёртов сон! Но дома его ждёт сытный ужин и мягкая кровать. Ради этого можно чуть-чуть потерпеть. Доктор возобновил ход, и луна над ним медленно исчезала.

Вот виден дом, где располагается жилище Рестрейла, но взгляд доктора расплывается на движущейся мимо него луже с кучкой нечистот. «Не смотри вверх!» - вновь услышал доктор шёпот сзади. В ужасе обернулся – никого. Вокруг тоже. А что может быть вверху? Эмоция утихла, доктор отдышался и взглянул. Там – небо морского цвета, а остроконечная крыша уже другого дома указывает в его пустоту. Рестрейл издал: «Ге!», помотал головой, ущипнул себя за нос до крекотания изо рта и продолжил путь. Перед этим он заметил, что по луже пошли волны, несмотря на то, что погода была безветренной, и мысленно отругал своё восприятие. Капанья с крыш не было слышно, и доктор решил ускорить шаг, тем более, что дом был совсем рядом.

Пока Рестрейл поднимался к себе, его что-то угнетало. Злобная мысль, не отслеживаемая сознанием, металась в лабиринтах мозга и жаждала наружу. Но путь ей был закрыт.

И вот доктор дома. Воры не пришли к нему в этот раз – страх, который никогда не сбывался. Рестрейл снимает пальто и обнаруживает, что оно запачкано снизу. Бранные слова, и пальто вешается на крючок, а сам доктор уже в спальне. Там, на маленьком столике у кровати, стоит сервированный ужин – бифштекс под петрушкой с кетчупом и гарниром. По центру – кроваво-красные тюльпаны в вазе с амурами на её теле. Экономка, с которой у Рестрейла был роман – он закончился словами: «Я не люблю тебя, Белла. Вон», - накрыла ему перд тем, как пойти в 17:00 к нелюбимому любовнику. Рестрейл поставил тюльпаны в вазе под стол, расположился на кровати, взял вилку и ножик, и сталь уже рассекла мясо.

Раздался дверной звонок. Доктор машинально крикнул: «Кто там?» - но в ответ раздалось только тиканье часов, привычно чеканящих свой ритм. Рестрейл вновь наклонился к еде, но едва кусочек мяса, обмакнутый в кетчупе, очутился у его рта, как вновь раздался неприятный звук. На вопрос доктора: «Кто здесь?» - ответили только часы, вернее, доктор лишь сейчас услышал их стук. Больше ничего не было. Рестрейл выругался и пошёл к двери. Злобная мысль перестала метаться в его мозгу и лишь монотонно гудела по всем его коридорам. Доктор взглянул в глазок – за дверью пусто. Громкие грязные слова раздались из горла Рестрейла, и он пошёл обратно к столу.

Продолжение





 Открыть форму добавления комментария