pcixi.ru
Творческое объединение шизофреников
Лечение шизофрении творчеством и общением на pcixi.ru

  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Психология и психотерапия » Психологические заметки » Учёный в НИИ психиатрии (Из паблика "99 мыслей" Петра Звонова)
Учёный в НИИ психиатрии
Laozi #1 | Среда, 02.10.2019, 07:00
Автор темы
Мудрец жизни
Юзер-бар +


— Кем вы работаете?
— Научным сотрудником научно-исследовательского центра психиатрии и наркологии.

— Как вы пришли к этой работе?
— Моя кафедра в университете была представлена сотрудниками лаборатории, в которой я училась и куда меня пригласили как раз на защите диплома. Пригласили писать диссертацию, работать и преподавать. Быть учёным я хотела всегда и в общем-то никем другим я себя и не мыслила. Так что всю трудовую карьеру провела здесь, в НИИ, и смежных учреждениях. Этой осенью ровно 10 лет исполняется моему стажу.

— Какая у вас ученая степень?
— Кандидат наук.

— Что в РФ нужно, чтоб получить эту степень?
— Нужно хорошо сдать кандидатские экзамены — кандидатские минимумы (если сдавать на «удовлетворительно», то через несколько лет придется заново сдавать). Написать и успешно защитить кандидатскую диссертацию (в этом пункте много дополнительных, таких как публикации, внедрения результатов и прочее. Это можно сделать в аспирантуре вуза или будучи соискателем в научном учреждении имеющим свой диссертационный совет. Первый вариант обязывает больше, но и больше даёт возможностей в прохождении формальностей. Второй вариант не ограничивает строго по времени и результатам, но и мало что даёт в таких вещах, как экзамены и очередь на защиту.

Стоит отметить, что я защищалась уже приличное время назад и правила, особенности и формальности очень часто меняются. В том числе в зависимости от специальности и специфики работы.

— Почему именно психиатрия?
— Никакого особенного пристрастия, выбирала в равной степени между биологией, геологией, археологией и прочими науками. Желание было исключительно заниматься исследованиями и какой-либо научной деятельностью. Родители и ограничения в познаниях сошлись на клинической психологии и психотерапии. Оказалось, что вполне успешно выбрала. И сегодня мало кто может сказать, что это не моё.

— Кем работают ваши родители?
— Пианистка и инженер. А вот родители и родственники моего мужа учёные.



— Какая зарплата у ученого НИИ?
— Все эти годы была ниже 1 МРОТа, год назад подняли до него. Но это только для тех, у кого есть степень. То есть без степени ещё минус 3050 р. Недавно мне сказали, что что-то подняли, но точные цифры не знаю. Сейчас я в отпуске по уходу за детьми и получаю пособие минимальное утверждённое по стране, поскольку если от зарплаты считать необходимый процент, то он будет, безусловно, ниже допустимого.

— Почему ученые готовы работать за такую маленькую ЗП?
— Вообще, учёные живут разными заработками. Обычно мы все работаем на 2-3 работах. Поскольку большинство наших учёных преподают и ещё лечат людей, у некоторых есть гранты. Все это могут и, соответственно, делают. А наука — это не заработок. Это дело, образ мысли и жизни. В НИИ если прийти, там слово «деньги» и в голову не придет. У нас в лаборатории был один или два рабочих компьютера и кабинеты для приёма пациентов. Не принимаешь, значит и кабинета нет. Сидишь в лаборантской. Наука там и не делается, для этого возможностей просто нет.

— А где же тогда занимаетесь наукой?
— Я — дома. Где ещё писать, читать, считать и публиковать? В НИИ заседания, обсуждения, консилиумы, доклады, конференции и приём. Остальное, там где есть время, компьютер, литература и возможность обработки результатов и мыслить в покое.

— Опишите, пожалуйста, обычный рабочий день ученого НИИ?
— Всё зависит от лаборатории, с отделением она или без. Но суть схожая. Утро понедельника — собрание, пятиминутка или еще как у кого. Там заведующий, директор рассказывает о том, что надо, что случилось в мире науки, сколько надо сделать и какой результат. Конференции, заседания и прочие планы.

Далее на уровне лабораторий и отделений такое же мероприятие. Потом обходы, если есть отделения. Ну и все. Все идут делать что в приоритете: лечить, изучать, обрабатывать результаты, писать и прочее. Во все остальные дни недели то же самое, только без собраний.

Цитата
Никаких регламентов и распорядков у учёных нет. Нужен результат и наличие на работе. Обеденных перерывов тоже нет. Иногда половину недели занимает конференция. Кто-то ее организовывает, кто-то выступает, кто-то посещает



Когда человек в своей жизнедеятельности отходит от игры и её правил в сторону агрессии и войны, то становится ещё более примитивным и управляемым.
Статус: нет меня
 
Laozi #2 | Среда, 02.10.2019, 07:02
Автор темы
Мудрец жизни
Юзер-бар +
— Мафия? В каком смысле?
— В прямом. Фарм-бизнес — это бандитский бизнес.

— Почему? Расскажите подробнее.
— Они делают лекарства. Лекарства стоят денег. Не малых. Чтобы их покупали, их должны назначать врачи. Фарм-компании платят врачам за то, чтобы они рекламировали лекарства на конференциях, типа как выдавая за результаты своих исследований эффективности. Врачи назначают эти лекарства. Компания живёт и очень красиво.

Лекарства в психиатрии вещь сложная, и поэтому фарм-компании бывают ну очень изобретательны в своих методах. И все свои стандартные методы из любимых фильмов про данный контингент, кстати, они тоже используют.

— А возможно как-то побороть эту мафию?
— На сегодняшний день они гораздо сильнее, выше и мощнее всех наркокартелей. И я не знаю, что мы можем сделать с этим. Но мои знакомые врачи и коллеги никогда с ними не связывались.

Прикольно, когда видишь одну и ту же презентацию с препаратом, но от разных докладчиков. Мы обычно не обращаем на это внимания. Все про это знают и не придают значения.



— Какие у вас отношения с коллегами?
— Хорошие очень, мне повезло, что в двух лабораториях, где я работала, и в отделении были очень тёплые и кооперативные отношения. Вообще, очень ценю НИИ за интеллигентное и уважительное отношение к коллегам и их работе.

Иногда слышу от знакомых, что какие-то интриги, скандалы, подставы, жалобы у них в больницах или диспансерах, и просто страшно становится. Как бы я с этим справлялась? Даже не представляю...

— А с начальством?
— Мне кажется, что по отношению и по атмосфере мы все очень объединены наукой и желанием её создавать. Я никогда не чувствовала, что мною командуют, что я подчинённый. Зато всегда есть и было ощущение совместной разработки, работы над темой. И для меня это, наверное, самое крутое в моей профессии из социального компонента. Но я работаю всегда, для меня это жизнь. А от лаборантов не раз слышала недовольство как раз такой увлеченностью всех вокруг.

— Считаете ли вы, что правительство РФ не держится за свои великие умы?
— За психиатрию не держится совсем. Я когда пришла в НИИ была самым молодым научным сотрудником (21 год). Средний возраст, как мне сказали тогда, 70 лет. И все жили и получали так всегда. Никто и не сетовал. Но за эти 10 все стало просто очень плохо. И помимо того, что молодые ученые не пришли, ушли очень многие и не молодые. Работа в НИИ очень дорого обходится. Это тяжело и дорого. Такую роскошь не каждый может себе позволить. Сегодня в нашей области дела обстоят крайне плохо. И это «крайне» более всего по отношению к людям.

— Если конкретнее, то с какими именно проблемами приходится иметь дело?
— Запретили работать на половину или четверть ставки (последних просто уволили). Соответственно, люди не могут больше совмещать с другими институтами работу. Стали сильно контролировать присутствие, а значит необходимо там быть. Раньше мы могли в течение рабочего дня ездить — читать лекции, вести семинары или практикумы в больницах для студентов. У нас были присутственные дни для этих заседаний и обсуждений, а дальше все мы работали 25 часов в сутки, кто где, и приносили результаты в виде диссертаций, книг, статей и докладов.

Цитата
Теперь мы должны быть всю неделю в помещении, где нет даже рабочего стола. А работа осталась. И делать ее надо также — кто где. И результаты приносить такие же. У меня стоимость проезда на работу в таком режиме стоит половину зарплаты


— Много ли ученых перебираются за границу?
— Нет, конечно. Психиатрия в России. Наука в России иная. У нас даже международные проекты — это не актуальная тема.

— А чем она отличается от мировой?
— Судя по количеству исследований и обширному методологическому спектру изданий Европы и Штатов, чуть менее, чем всем. У нас просто мало. Хотя качество порой и выше. В России другой подход к лечению людей. У нас даже разные классификации болезней — есть американская, а есть европейская. В Японии вообще все иначе. В Африке есть свои критерии психиатрии. Мировой психиатрии нет. Есть только точки отсчёта для нормы и патологии.

— А почему так? С чем связано разделение?
— Культура, история, уровень жизни, раса, гены, обстоятельства, условия жизни, климат, удалённость и ещё миллион причин для того, чтобы люди жили, радовались и страдали не так, как все. Мы социальные существа по своей природе и сути, и значит такие науки, как психиатрия, психология и психотерапия, создаются обществом и для общества, но ради человека.

— Заставляют ли ученых ходить на выборы и митинги, голосовать за кого нужно?
— Нет. Никогда не встречала такого.



Когда человек в своей жизнедеятельности отходит от игры и её правил в сторону агрессии и войны, то становится ещё более примитивным и управляемым.
Статус: нет меня
 
Laozi #3 | Среда, 02.10.2019, 07:05
Автор темы
Мудрец жизни
Юзер-бар +


— Совершали ли вы какие-то значимые открытия? Если да, то какие?
— Мне дали новую тему для нашей страны изначально. Соответственно, результатов в диссертации было много и все они значимы для клинической психологии, психиатрии, психотерапии, педагогики и воспитания. Я исследовала очень важный аспект современной жизни — социальные страхи, депрессии, тревоги, их последствия для межличностных отношений и качества жизни, их связь с семейными отношениями в родительском доме и все это у молодёжи. Дальнейшие работы были уже в рамках лабораторий и приписывать себе их результаты я никак не желаю.

— Ученые — скромные люди?
— Разные. Просто люди.

— Расскажите, как вы исследуете социальные взаимоотношения? Это объективно или субъективно?
— Иногда по результатам самоотчёта, оно так и идёт, как собственное восприятие, иногда, как отчет других лиц, иногда, как фактические данные...

— Откуда берутся фактические данные? Как социальные отношения можно измерить?
— Женат/не женат. Живёт один/с мамкой/в коммуне. Сидит один 20 лет дома. И прочее. Факты социального взаимодействия человека. Их не оспоришь, можно только признать и указать.

Отношения измеряют всячески. Для этого есть как количественные, так и качественные методы. Считает все математика. Интерпретирует компетенция учёного.

— Психиатрия и психология близки?
— Психиатрия и клиническая психология — родители психотерапии. Важно, чтобы они были близки. В научных учреждениях нашей области это так.

— Существует мнение, что психотерапия не может считаться наукой, так как она субъективна. А вы как думаете?
— У психотерапии три доказанные методологии в мировом сообществе. Это значит, что их описание структуры личности, развития её в норме и патологии эмпирически (исследовательски) доказаны, и самое главное их эффективность в работе с расстройством подтверждена. Как лекарств. Они работают. Вот в рамках этих методологий исследования и возможны. Для них есть даже термин «доказательная психотерапия», как и доказательная медицина. Это прикладная область научного знания. Вы уже, наверное, сами чувствуете, что это не совсем про «поговорить с психологом».

— Много ли у ученых бумажной работы?
— Нет, совсем нет. Если вы не о статьях, монографиях, программах и прочем.

— Расскажите об открытиях, сделанных вами, подробнее.
— Любой результат исследования это открытие. Я не могу сейчас вам изложить отчёты своей работы за 10 лет в двух лабораториях и вузах. Это много.

— А хотя бы несколько особо значимых?
— Я думаю, это моя диссертация, если говорить о научном знании. Но самое значимое для людей — это моя работа сейчас, популяризация знания о психическом здоровье и благополучии. На сегодняшний день для меня это дело важнее исследований. Ибо считаю, что знание о том, как сохранить, восстановить или компенсировать, то, что утрачено, должно быть доступно всем. Я очень много инвестирую в психическое здоровье каждого из нас.

— Получает ли ученый что-то за открытие?
— Нет. В психиатрии, клинической психологии открытия — это не премия. Просто статья или монография (кандидатская или докторская).



Открытий в науке много. Учёных мало, но они все много работают. Много получают данных. Данные либо подтверждаются, либо опровергаются другими учёными. Это всеобщая практика и суть науки. Докторские должны предложить либо новую методологию (новую точку отсчёта и теорию), либо новый метод.

— Откуда берутся все эти психические болезни и отклонения? Что влияет на их появление?
— Дело в том, что объяснять психику и психологию через единую причину (биологию, мамку или случай) примерно так же убого и вульгарно, как утверждать, что все проблемы людей от недоеба (из-за баб, мужиков, пиндосов и прочего). Биологизаторство — это однобокость, редукционизм в понимании и описании. Скажу даже больше, сама нейробиология уже отреклась от такой ограниченности. И вот почему. В человеке (как и в других существах) ничто не возникает и не происходит по единой причине. Ни о каком психическом процессе мы не можем сказать «это произошло, потому что вот это». Ни гены, ни стресса, ни обстоятельства не провоцируют сами по себе поведение, мышление, речь, отношение и пр. Только всё вместе.

В моей сфере психического здоровья для описания процессов принята биопсихосоциальная модель психического. Это значит, что какое-либо расстройство возникает благодаря сочетанию сразу нескольких факторов: биологические (эволюционные достояния, врождённые особенности, генетика, физические травмы, болезни и пр), психологические (особенности личности, интеллектуальные способности, опыт детства, взрослой жизни и пр.) и социальные (вся среда, в которой развивался человек и все межличностные контакты: и семья, и мир).

Цитата
То есть мы не можем ни говорить, ни думать, что мужик стал алкоголиком, потому что все его родственники алкаши, ребёнок мучает животных, потому что в школе его обижают, женщина вступает в дисфункциональные отношения раз за разом, потому что ей нравится, когда её унижают... Это неправильно, а порой просто нелепо так рассуждать


— Много жутких случаев видели?
— Много. Все, что связано с экспертизой, ни хрена «не радость в сердце и не алый закат перед глазами».

— Какая самая распространенная болезнь?
— Расстройства аффективного спектра — тревожно-депрессивные.

— Депрессия — болезнь? Какие ее основные признаки?
— Да это психический недуг. И вот ее критерии, закреплённые в каноне нашем (не покаянном) Международной Классификации Болезней:

— плохое, подавленное настроение, не связанное с чем-то происходящим

— ангедония - потеря былых интересов или удовольствий

— выраженная и постоянная утомляемость, слабость в течении долгого времени, так же не связанная с какими-либо причинами физического толка

— пессимизм, упаднические мысли

— чувство вины, никчемности, тревоги и страха

— заниженная самооценка, ненависть к себе

— снижение внимания и мышления, сложно сконцентрироваться

— мысли о смерти и (или) самоубийстве

— нестабильный аппетит, отмеченное снижение или прибавление в весе

— нарушения сна, присутствие бессонницы или пересыпания.

Критерии (есть условия какие) должны присутствовать продолжительное время (от двух недель).

— Как себя оградить от болезней?
— Озаботиться своим психическим и психологическим благополучием и инвестировать в него свои усилия. Узнавать, интересоваться, вовремя принимать меры.

— Возможно ли понять, что сходишь с ума?
— Иногда нет. Иногда первое, что страдает — критичное отношение к своему состоянию и себе. Но чаще всего самый верный признак психических расстройств — человеку очень плохо, он больше не может жить так, как жил раньше и хотел бы. Дезадаптация.

— Были ли у вас клиенты, которые сами себе внушили депрессию?
— Нет. Но вот инвалидизировались по собственному желанию некоторые. «Я псих, я в дурдоме, я пью лекарства, жизнь проебана, больше ничего не будет, кроме психбольницы, мне никто не поможет, я неизлечимо болен». Такие люди могут даже самые лёгкие тревоги или депрессии превратить в неизлечимые резистентные.

— Опишите любых интересных клиентов.
— Этика исключает такие действия.



— Есть ощущение, что людей с психологическими болезнями все больше и больше — это так?
— Да, к сожалению, это так. Жизнь ставит слишком много задач и слишком давит на психику. Мы не справляемся время от времени. Наш мозг почти не изменился с тех времён, когда мы бегали из пещеры на охоту и за ягодами. А вот условия жизни стали таковы, что мозгу приходится вкалывать в миллион раз сильнее, больше и чаще. Стресс очень велик и беспощаден к нам. А посему мораль такова, за своим психическим здоровьем надо следить, своим психологическим благополучием надо интересоваться. Мышление практиковать гибкое, а способы совладания со стрессом — максимально эффективные. Не избегать то, что доставляет дискомфорт или тревожит. Стремиться к миру с собой и в себе.

— Сейчас по России нередко случается, когда родители бьют ребенка, если тот не слушается. Понятно, что так делать нельзя, но есть ли какой-то иной способ наказывать за ослушание? Запрет чего-либо сработает?
— Детей бьют не сейчас в России, а всегда били. Сейчас бьют меньше. В поведенческой науке есть только два вида закрепления нужных реакций воспитания — это поощрение и наказание. И оба этих вида имеют позитивную и негативную форму. Позитивная — это дать. Негативная — забрать, избавить. Позитивное подкрепление — похвала, подарок, какое-то благо. Негативное подкрепление — убрать что-то плохое (поешь суп — кашу можешь не есть, уберешься в комнате — посуду можешь не мыть). Позитивное наказание — ударить, поставить в угол (дать что-то плохое). Негативное наказание — отобрать игрушки, лишить сладкого. Вот 4 формы воспитательного воздействия на человека (не только ребёнка).

Так вот наказание — ни одно, ни другое — не эффективный метод. Так что да, мы можем х**чить (бить) детей, мужей и соседей за неправильное поведение, но толку от этого будет в разы меньше, чем от поощрения нужной формы поведения. Наказание всем вредно: и тому, кого наказывают, и тому, кто наказывает (инвестиция в агрессию, которая быстро покажет мозгу, что это нормально, и ярость будет возникать чаще).

— Сейчас психология вошла в моду. Почему так и хорошо ли это?
— Распространённость дезадаптации ставит больше задач. Чтобы быть здоровыми, мы должны знать, что вредно, а что полезно, что сделает нас лучше, а что поселит на дне. Психообразование — один из важнейших факторов психического здоровья. Другое дело, что мода и компетенции это не всегда пересекающиеся понятия. Поэтому, как и в любой другой сфере, мы должны стремиться к высокой компетенции и не поощрять низкую. Не вестись на лажу без доказательной подоплёки. Доверять себя профессионалам, а не курсам настоящей богини и альфача.

— Существует мнение, что здоровых людей нет — так ли это?
— Это очень вредное мнение. Во-первых, оно девальвирует понятие нормы и здоровья, а во-вторых, не даёт нам шанса на выздоровление. Здоровые люди есть и их больше, чем кажется. Потому что психическое нездоровье — это не плохое настроение, не проблемы с женой и не дурной характер. Это невозможность жить с собой и среди людей так, как предписано природой и нашей сутью. То есть в мире. Самый важный критерий психического расстройства — это дезадаптация. Но даже самая сильная дезадаптация может быть адаптирована, и человек даже с самыми лютыми диагнозами может жить и вполне себе нормально. Работать, общаться, дружить, совершать достижения, получать удовольствие от своей жизни и её наполнения. Все мы переживаем и трудности и горести, но все по-разному, некоторым людям для этого нужна профессиональная помощь. И не для того, чтобы обозвать психом и выбросить из жизни (как это делает тюрьма), а напротив — скорее, вернуть в жизнь, максимально сохранив.

— Что такое психосоматика и работает ли она?
— Психосоматические расстройства — это физические болезни возникающие не от прямого нарушения работы организма или вмешательства извне, а от переживания, например, сильного стресса. Стресс — это психическое переживание, но механизм у него вполне себе физиологический. Гормоны стресса и те, что они тащат за собой — пагубно влияют на наш организм в силу того, что их очень много, и потому что мы не можем должным образом на них отреагировать. Да, такие заболевания есть, и их лечат. Это могут быть кожные заболевания или с легкими. Но это редкое явление. А то, что сейчас активно муссируется «у тебя рак, потому что ты себя не любишь», «твоё бесплодие — это твои не отыгранные детские обиды» и прочее — это спекулятивная хуйня, а не психосоматика.

— С какими основными минусами вашей профессии вы столкнулись?
— Только низкий заработок. Но меня это никогда особенно не расстраивало. Всегда относилась к этому как факту своей жизни.

— Есть ли у вас время на личную жизнь?
— У меня его больше, чем у основной массы людей. Я ведь не трачу своё время на ежедневную поездку на работу, у меня нет даже дней недели в этом смысле. Я просто живу, как хочу, и работаю одновременно.

— Есть ли у вас обращение от ученого к читателям?
— Есть такой очень важный критерий психического здоровья - принятие неопределённости и антиутопизм. На прощание я бы хотела вам про него рассказать.

Итак, это. Осознание того, что в жизни всегда есть место случаю, обстоятельствам или событиям, на которые мы не можем повлиять. Что жизнь слишком сложна, чтобы все предугадать, предусмотреть. Что какими бы мы ни были умными, здоровыми или качественными в ней всегда будет происходить что-то страшное, невообразимое, а может и бессмысленное, и все это будет подмешиваться в мирное и спокойное наше бытие. Что мы всегда будем взаимодействовать с глупыми, неприятными, невоспитанными людьми, и они всегда будут испытывать нас, хотя стремимся мы быть только с хорошими и любимыми. Что случай может быть настолько разрушительным и жестоким, что попытается оставить нас ни с чем, а потому нам необходимо быть сильными. Что жизнь может очень быстро закончиться, как наша, так и тех, кого мы любим, и тем не менее мы не отказываемся от жизни и от любви. Что достичь всего, чего мы хотим и к чему стремимся, может быть и не удастся, хотя мы всегда будем пытаться. Что реальность порой страшнее вымысла, отчего нет смысла их сравнивать. Что трудности и потери неизбежны наравне с победами и взлетами. И что среди всего вышеперечисленного в фаворе и на коне всегда будет психическое здоровье, определяемое вполне понятными и такими достижимыми критериями. Критериями ответственности и принятия. Будьте внимательны к своему благополучию и здоровью.

Источник



Когда человек в своей жизнедеятельности отходит от игры и её правил в сторону агрессии и войны, то становится ещё более примитивным и управляемым.
Статус: нет меня
 
руша #4 | Среда, 02.10.2019, 08:33
Повелитель тараканов
Психиатры
Юзер-бар +
Интересно good
Сейчас как бы иметь психическое расстройство модно. Пройдет мода, куда что денется... biggrin

Во время ВОВ было куда хуже, чем сейчас. Но ведь никто не бежал к психиатрам. Люди наверняка понимали - стараешься - выживешь, сложил лапки - закопают. Почему сейчас не кидают депрессивных в жесткие условия? Как метод лечения
Статус: нет меня
 
Laozi #5 | Среда, 02.10.2019, 09:44
Автор темы
Мудрец жизни
Юзер-бар +
Интересно, что сам я прочитал это интервью, только после того, как выложил. Сказать, что я офигел - это ничего не сказать!
Действительно, очень интересная эта тётенька, сотрудник НИИ - с огоньком выражает свои мысли, прибегая к довольно крепким нецензурным выражениям, будьте осторожны, если ещё не читали.



Когда человек в своей жизнедеятельности отходит от игры и её правил в сторону агрессии и войны, то становится ещё более примитивным и управляемым.
Статус: нет меня
 
Форум » Психология и психотерапия » Психологические заметки » Учёный в НИИ психиатрии (Из паблика "99 мыслей" Петра Звонова)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

 Открыть форму: Новый ответ


[ Новые сообщения на форуме ]



Форма входа

Авторизация через соцсети

Логин:
Пароль: